Сайт использует файлы cookie. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь на использование нами ваших данных.
Узнать больше
Принять и продолжить
Биология старения
Генетика

Генетика старения

Расскажу о своей боли. Если я подойду к инвестору и скажу, смотри, какой интересный ген, связанный со старением — SIG (супер важный ген, я его только что придумал, ну или переназвал IGF1).

Воздействуя на него плюс еще на один, мы можем попытаться увеличить продолжительность жизни. А еще SIG тесно связан вот с таким редким (орфанным) заболеванием, и мы пойдем против него в клинические исследования, чтобы получить ускоренную процедуру рассмотрения. Кстати, я тут синтезировал несколько молекул, и они показали биологическую активность, вполне себе ингибируют соответствующий белок (может быть, даже продление жизни показал на животных, если у меня было несколько сотен тысяч долларов).

Публикация в хорошем журнале — и дальше получить несколько миллионов долларов вполне реально.

Но! Так и без меня все поступают. На каждом этапе по множеству генов, связанных со старением, работают десятки биотех стартапов.

У меня другое предложение на самом деле. Давайте посмотрим на все гены, связанные со старением и продолжительностью жизни, и опишем всё, что знаем про них. Чтобы мы могли как-то разбивать их на группы, классифицировать и подбирать коктейли препаратов, глядя на картину целиком.

Я не знаю, будет ли из этого толк, но понять это возможно только, если провести эту работу. Минимальный результат у нас будет такой: информационно-образовательный проект про гены, связанные со старением и долголетием.

При этом я считаю, что нельзя создать диагностику старения, не рассмотрев изменения работы всех генов, существенно связанных со старением и продолжительностью жизни.
На такой проект я не могу найти и тридцати тысяч долларов, а надо сто. У нас он уже сделан на 10%, но движется крайне медленно. Что можно предпринять здесь ещё, я пока ума не приложу. Вот сам проект. Мне кажется, он очень красивый
https://open-genes.com

О других базах данных по теме мы, конечно, знаем, и на сайте указано, что нас в них не устраивает.

Что я буду делать? Я продолжу рассказывать о генах, ассоциированных со старением и долголетием, и буду это делать до тех пор, пока не найду людей и деньги, чтобы реализовать идею систематизации всей информации. При этом сама идея — она гораздо более масштабная, и надо описать всё старение в несколько десятках датасетах. Просто это самая простая база данных, которую можно создать.

Итак, поехали.

Из того, что мы на сегодня знаем о старении, репарация ДНК выступает одним из ключевых факторов.

Геномная нестабильность — один из 9 классических признаков старения, описанных в 2013 году С. Lepez-Otin с коллегами в самой знаменитой статье о старении.
В течении всей жизни организма ДНК подвергается постоянным атакам, таких как активные формы кислорода (АФК), ошибки репликации и токсические химические вещества. Чтобы противодействовать вредным эффектам ДНК-повреждающих агентов, в ходе эволюции возникли универсальные механизмы репарации ДНК.

Но механизм репарации ДНК далеко не совершенен. Со временем происходит накоплению не восстановленных повреждений ДНК, мутаций и геномных перестроек. Которые, в свою очередь, могут способствовать старению и раку.

Мало того, эффективность репарации ДНК снижается с возрастом, сопровождаясь более быстрым накоплением мутаций.


Поэтому было бы логично предположить, что долгоживущие организмы должны обладать более эффективными механизмами, защищающими геном от повреждений. В разное время разные команды показывали качественную репарацию ДНК, как отличительную черту долгоживущих видов.

Так, было показано, что распознавание двунитевых разрывов ДНК коррелирует с видовой продолжительностью жизни.

Уровень одного из белков, Ku80, который входит в состав комплекса, действующего как усилитель сигнала повреждения ДНК, был гораздо выше у долгоживущих, чем у короткоживущих видов.

Сравнение транскриптомов печени мышей, голых землекопов и людей показало, что долгоживущие виды (голый землекоп и человек) имеют повышенную активность генов, связанных с репарацией ДНК по сравнению с короткоживущими видами (мышами).

В другом исследовании Вадим Гладышев с коллегами провели транскриптомический анализ фибробластов 16 видов млекопитающих. Полученные результаты показали, что экспрессия генов, связанных с репарацией ДНК (таких как Msh6, Pms2, Pnkp, Ercc1, C17orf70, Fancg) и защитой теломер (Rif1, Terf1, Tinf2) положительно коррелировала с видовой продолжительностью жизни.


Примечательно, что кроме этого клетки долгоживущих видов имели повышенную активность генов, участвующихв метаболизме глюкозы. И напротив — пониженную активность генов, участвующих в протеолизе, аутофагии (Ube2b, Ube2v1, Rad18, Mycbp2, Sumo3, Ufm1, Rnf2, Rnf6, Rnf14, Rfwd2, Fbxl17, Fbxl20, Fbxo18, Fbxw2, Atg4a, Atg7 и Atg10) и транспорте/локализации белков (Sec22a, Sec31a, Sec62, Golt1b, Timm8a1, Tomm6, Ipo4 и Kpna4).

А также показали высокие уровни аминокислот и низкие уровни лизофосфатидилхолина и лизофосфатидилэтаноламина.

Дополнительно, ещё ряд генов, участвующих в репарации ДНК и связанных с долголетием, были описаны Вадимом Гладышевым и его коллегами в транскриптомном исследовании печени, почек и мозга у 33 видов млекопитающих.

Я привел примеры исследований, которые нам надо осмыслить, собрать все вместе и проанализировать. Например, когда эти гены возникли в эволюции? Какие ещё функции выполняют? С какими заболеваниями связаны? И так далее. Собственно, для этого мы и создаем Open Genes.