Трансгуманизм

Безмозглые идиоты в поисках Бессмертия


Перевод Юрия Дейгина оригинальной статьи Алекс Пёрлман “The Misguided Idiot’s Quest for Immortality: A diatribe on the folly and privilege of the Transhumanist movement”. Мнение Юрия не просто не совпадает с мнением автора, а практически прямо ему противоположно.

Трансгуманистическое движение состоит из людей различных политических веяний. Есть те, кто склоняется влево, те, у кого более либертарианское мышление и есть даже те, кто обладает духом консервативности. Но все они разделяют мнение о том, что наука и техника могут быть использованы для того, чтобы обмануть смерть. И все они витают в облаках.

Я впервые столкнулась с Трансгуманизмом в своей работе в качестве журналиста. В моей десятилетней карьере, посвященной журналистике на темы пересечения прав человека, политики и науки, ничто не выбешивало меня так же, как стремление этого движения к бессмертию и его игнорирование неизбежного неравенства, заложенного в самой этой идее.

Именно это игнорирование или, может быть, преднамеренная черствость, подтолкнули меня заняться биоэтикой, в которой моими основными направлениями деятельности являются биохакинг, движение “сделай сам” и другие маргинальные технологии. Я часто пересекаюсь с трансгуманистическими интересами в своей карьере. И не всегда негативно. На самом деле, я очень даже поддерживаю другие принципы этого движения, такие как свобода самоэкспериментации и морфологическая свобода, и мне нравится исследовать этические проблемы, связанные с использованием научных знаний для расширения пределов человеческого тела.

При этом моё несогласие с трансгуманистами заключается не в том, что они хотят быть бессмертными. Это стремление уже многие тысячелетия популярно среди богатых, трусливых или скучающих. Не само стремление к бессмертию видится мне необоснованным.

А выбор времени.

Мы живем в эпоху, когда гражданские свободы постоянно находятся под угрозой. Люди опасаются подвергнуться нападению, задержанию или даже быть убитыми различными государственными силами — начиная от обычных полицейских и заканчивая иммиграционной полицией. Кажется, что наши свободы ежедневно тают в угоду прихотям одного человека. Пытаться создавать подходы к радикальному продлению жизни в таком политическом климате, в лучшем случае самовлюбленно и ошибочно, а в худшем случае оскорбляет любого, кто не обладает свободой распоряжаться своим телом, или не обладает привилегией даже думать о том, чтобы жить вечно.

Некоторые из нас просто пытаются остаться в живых к концу недели.

Помни о смерти? Не, чувак.

Существует несколько так называемых “технологий продления жизни”, некоторые из них — абсолютная хрень, другие сомнительные, но возможные, и некоторые теоретические, но, возможно, реальные. Ни одна из них в настоящее время не может позволить прожить нам дольше нормальной продолжительности жизни человека, которая в настоящее время колеблется около 80 лет в большинстве развитых стран.

Просто нет никакой логической причины вкладывать деньги в криозаморозку.

Это правда, мы уже использовали современную медицину, чтобы значительно продлить нашу жизнь за последние пару десятилетий, и по некоторым оценкам, первый человек, который доживёт до 150 лет, уже родился. Но радикальные энтузиасты долголетия не просто надеются на дополнительное столетие или два. Их голубая мечта — истинное бессмертие, а инвестиции почитающих Эйн Рэнд миллиардеров в чрезвычайно сомнительные усилия частных компаний, ищущих секретные способы избежать смерти, поражают — возможно, даже достигая триллионов долларов.

Крионика, или идея о том, что мертвое тело может быть заморожено при крайне низких температурах и возродиться в какой-то момент в будущем, когда технология эволюционирует, чтобы вернуть мертвых людей к жизни, — весьма популярна у трансгуманистов. Существуют глобальные конференции, посвященные изучению крионики, технологии, которая, как говорят, сохраняет ткань настолько хорошо, что эта ткань по существу еще жива. Или так они заявляют.

Макс Мур, один из первоначальных основателей современного трансгуманистического движения и автор трансгуманистического манифеста 1990-х годов, владеет и управляет компанией Alcor, одним из крупнейших в мире операторов крионики. Там те, кто надеется просто поставить смерть на паузу и присоединиться к человечеству как реанимированный труп, могут купить сосуд для себя, своих близких или своих питомцев за довольно высокую цену. Алькор требует минимум 200 000 долларов США за сохранение всего тела. (Текущая цена сохранения любимого человека в Институте Крионики, еще одной крупной криокомпании, начинается от 35 000 долларов США.)

К сожалению, крионика — бред.

Ученые согласны с тем, что процесс замораживания наносит непоправимый ущерб клеткам, создавая, по существу, клеточные сосульки. Не говоря уже о том, что повторный нагрев человеческого тела — клеток, мембран и т. д. — также влияет на многие белки и части, которые нас составляют. В одном из исследований Би-би-си, посвященном криоконсервации, указывалось, что органам часто нужны разные температуры и окружающая среда для поддержания функциональности, что мы знаем из практики сохранения их для трансплантации.

Просто нет никакой логической причины вкладывать деньги в криозаморозку. Она не работает сегодня и, скорее всего, не будет работать никогда, а к тому времени, когда она когда-либо сможет работать, никто, кто был бы заморожен сегодня, не сможет быть успешно воскрешен.

Аналогично сомнительной технологической попыткой избежать смерти является загрузка сознания. Эта концепция в основном является сюжетом фильма Превосходство. Крупным сторонником загрузки мозга является трансгуманистический деятель Мартин Ротблатт, основатель спутникового радио SiriusXM и самый высокооплачиваемый генеральный директор женского пола в США. Когда придет время, Ротблатт захочет загрузить свою жену Бину в облако — проект, который уже ведется с Bina48, социальным роботом, обладающим личностью Бины, и собственной учетной записью в Twitter @ibina48.

Концепция загрузки мозга заключается в том, что когда-нибудь каждый сможет загрузить свое сознание и личность на сервер и сохранить себя в цифровом виде, для того чтобы быть затем перенесенным в какой-то момент в другой носитель, если они этого пожелают. (Популярные варианты — роботы-гуманоиды или подобные предметы быта.)

Это веселое времяпровождение для людей, которые смогут себе это позволить, без сомнения. Общаться с роботами — это прикольно. (Первое слово моего ребенка, вероятно, будет «Alexa».) И технологии ИИ и робототехники развиваются невероятно быстро. Тем не менее, истинная загрузка разума невероятно далека, потому что нет никаких доказательств того, что индивидуальные черты нашей личности находятся внутри тканей мозга, и нет доказанного способа воссоздать воспоминания или креативность, или любые другие вещи, которые делают вас «вами».

Тем не менее, один провокационный стартап в настоящее время зачисляет пациентов, которые хотят опробовать этот подход. Правда, вам вначале нужно умереть.

Наиболее реалистично-кажущаяся техника продления жизни лежит где-то в области регенеративной медицины, базирующаяся в основном на теоретических идеях, основанных на реальной науке, которая быстро развивается. Обри де Грей, знаменитый Кембриджский геронтолог, который также является известной фигурой в трансгуманистическом движении, является лидером в этом направлении. За ним следуют несколько экспертов по стволовым клеткам, генетиков и других учёных, которые занимаются изучением генетики или теломер.

Теломеры являются хронометристами человеческих генов. Это маленькие колпачки на концах хромосом, которые часто сравнивают с маленькими пластиковыми наконечниками на концах шнурков. Их длина, по-видимому, указывает на продолжительность жизни, потому что они, похоже, сокращаются по мере того, как люди стареют. Чем дольше теломера, тем дольше вы остаётесь на земной поверхности, по крайней мере, так говорит теория.

Это настоящая наука, и в настоящее время проводится множество легитимных исследований старения, которые включают измерение теломер и наблюдение за тем, как они соответствуют старению и болезням. К сожалению, вокруг этой теории хватает и плохой науки.

Лиз Пэрриш, генеральный директор компании BioViva, утверждает, что она первая, кто удлинил свои теломеры посредством генной терапии, которую она, возможно, ввела себе сама, возможно, в Колумбии. Детали туманны, но ясно, что наука BioViva делается без какого-либо регуляторного контроля, экспертной оценки или доклинических испытаний.

После того, как она предположительно использовала генную терапию для того, чтобы отменить процесс старения своего тела, Пэрриш заполонила Интернет сообщениями в блогах, утверждая, что она была «Пациентом Ноль» для этой недоказанной и непроверенной идеи. Пионер редактирования генома Джордж Черч, который, несмотря на то, что был указан в качестве научного руководителя компании Пэрриш, отозвался об этом проекте как о «шоу одного актёра» в статье в MIT Technology Review.

Я понимаю естественное любопытство, острые ощущения от науки и стремление к инновациям. Но трансгуманистические лидеры превратили науку в цирк.

Безответственно, если не активно вредно, добиваться радикального продления жизни как серьезной цели, в то время как многие американцы опасаются, что не смогут протянуть даже ближайшие несколько лет.

Золтан Иштван, ранее возглавлявший Трансгуманистическую партию США и самопровозглашённый «кандидат от науки», в рамках своей президентской кампании на выборах 2016 года проехал через всю страну на винтажном трейлере, стилизованным под гроб. Потому что достижение бессмертия и снижение экзистенциальных рисков человечества было непосредственной платформой его кампании. Совсем недавно Иштван также баллотировался на пост губернатора Калифорнии и вновь озвучил мысль, что правительствам стоит перенаправить больше ресурсов на научные и технологические исследования для «лекарства от смерти».

Иштван, как и многие другие сторонники продления жизни и трансгуманисты, является сторонником концепции «морфологической свободы» или идеи, что каждый человек имеет право делать со своим телом то, что хочет. Я также верю в морфологическую свободу, и я чувствую себя привилегированной иметь ее. Но до тех пор, пока каждый американец также не получит возможность наслаждаться свободой по отношению к своему телу, включая право на аборт, я по-прежнему крайне скептически отношусь к тому, чтобы вкладывать возмутительные суммы в исследования продолжительности жизни или приоритизировать эти исследования перед потребностями живых людей.

Пока каждый американец не может сказать, что у него есть морфологическая свобода, в том числе каждая женщина, которая хочет получить доступ к безопасной и доступной репродуктивной медицинской помощи, я не хочу слышать о том, как Питер Тиль или Ларри Пейдж тратят миллиарды на сомнительную науку продления жизни. Пока всего лишь 28 штатов требуют от страховщиков возмещать затраты на контрацепцию, 6 штатов вообще рассматривают запрет всех абортов в 2017 году, а еще 28 штатов ввели законодательство, которое «запретило бы аборты при некоторых обстоятельствах».

Вместо того, чтобы финансировать продление жизни, давайте профинансируем политиков, поддерживающих аборты, а также создание медицинских клиник и обучение акушерок. Давайте бороться за то, чтобы все женщины имели право распоряжаться своими телами.

Пока каждый американец не будет свободен жить без страха, что государство может сократить его естественную продолжительность жизни, я не хочу слышать о финансировании инициатив по загрузке сознания. Около 1000 человек были застрелены полицией в 2017 году. Тёмнокожие люди активно боятся за свою жизнь каждый день в этой стране, от воинственных полицейских и неуправляемых федеральных иммиграционных чиновников.

Вместо того, чтобы говорить о правах богатых и образованных на то, чтобы ковыряться в сомнительной науке, давайте сначала сосредоточимся на том, чтобы каждый, независимо от класса или цвета кожи, мог чувствовать себя в безопасности на наших улицах.

Трансгуманисты выделяют «лечение смерти» как главный пункт своих политических программ. Для людей, исследующих продление жизни, смерть — это «болезнь». Но я что-то не слышала, чтобы кто-то из тех, кто выступает за право человека жить вечно, также выступал за всеобщее бесплатное здравоохранение. Более того, в трансгуманистических кругах продолжается дискуссия о том, является ли всеобщее здравоохранение правом человека вообще.

В США в 2016 году 3,2 миллиона детей не имели доступа к медицинскому страхованию. В штате Золтана Иштвана, Калифорнии, это число составляло 268 000 человек.

Я не вижу, чтобы сторонники долголетия митинговали по этим вопросам. Я не вижу чтобы они в массовом порядке ходили в майках Black Lives Matter, призывая республиканских сенаторов оставить поправки Обамы по здравоохранению в покое, носили плакаты в поддержку “Планируемого родительства” или строили подвижные платформы для гей-парадов. Нет, они едут через всю страну, чтобы «противостоять смерти». И собирают 28 000 долларов для Иштвана, чтобы создать гроб на колёсах.

Не заступаясь за гражданские свободы для других, сторонники долголетия представляют собой поистине неэтичный пример того, что происходит, когда убер-привилегированные типы из Кремниевой долины теряют связь с тем, насколько плохи дела на самом деле. Безответственно, если не активно вредно, стремиться к радикальному продлению жизни как к серьезной цели, в то время как многие американцы опасаются, что не смогут протянуть даже ближайшие несколько лет.

Вечность ими даже не рассматривается.

То был перевод. А есть ещё комментарий к статье от Михаила Батина.
Переводы