Трансгуманизм

Руки прочь от трансгуманизма

Это комментарий к статье Алекс Пёрлман "The Misguided Idiot’s Quest for Immortality: A diatribe on the folly and privilege of the Transhumanist movement" от Михаила Батина.

Прочитать перевод Юрия Дейгина оригинальной статьи Алекс Пёрлман.

Почему находятся люди, которые желают смерти другим и считают возможным агитировать против продления жизни человека? Как так получается, что подобные человеконенавистнические высказывания позволительны и собирают тысячи лайков?

Алекс Пёрлман из США закатила истерику на весь мир на тему того, что идея продления жизни — это идея для «богатых, трусливых или скучающих», несущая в себе вселенское неравенство.

Её аргументы — плод извращённого ума. Типа, гражданские свободы попраны, полицейские убивают американцев и нельзя даже думать о борьбе со смертью.

Дорогая! Сядьте, успокойтесь, попейте воды, посмотрите на реальную картину мира. Основная причина смерти в США, как и в других странах — это не иммиграционная служба, а старение и вызванные им заболевания. Более полутора миллионов американцев умрут в этом годом, потому что они состарились.

Люди по всему миру будут умирать, в том числе из-за того, что исследований по продлению жизни крайне мало. Вам приснились триллионы долларов на борьбу со смертью. Такого нет, в том числе и потому, что есть подобные вам, выступающие против бессмертия, то есть сторонники смерти.

Для вас смерть — акт справедливости, акт социального равенства. Какое чудовищное измышление! Смерть — самое несправедливое, что может случится с человеком. Вне зависимости от цвета кожи, пола, социального статуса, смерть ужасна, отвратительна и необратима.

Противопоставлять стремление к бессмертию гражданским свободам— это просто не иметь никаких представлений ни о человеке, ни о том, что такое свобода.

Я напомню, что в Декларации Независимости США написано:

«Мы исходим из той самоочевидной истины, что все люди созданы равными и наделены их Творцом определенными неотчуждаемыми правами, к числу которых относятся жизнь, свобода и стремление к счастью».

Право на жизнь — основное политическое право во всех странах свободного мира.
Человек не может быть счастлив и свободен, если он мертв. Никакая «морфологическая свобода» не может быть в приоритете, если у тебя рак. Именно старение прежде всего создает морфологическую несвободу. Ты можешь пришить себе три пениса, но это не будет компенсацией потери нейропластичности и усыханию головного мозга.

Нельзя экстраполировать возможность сделать аборт на уже родившегося человека — это убийство. Как и отказ от продления его жизни.

Заявлять, что стремление к бессмертию оскорбляет людей, которые не могут сделать аборт или сводят концы с концам, — это утверждать о том, что бедных оскорбляют большие дома, самолеты, больницы, университеты, солнечные батареи и прогресс в целом.

А ведь именно технологиями люди побеждают бедность и страдания. Именно прогресс создает невиданные возможности для человека. И да, центральная задача прогресса — победить смерть.

Есть люди, которые хотят стареть и умирать, это их выбор. Зачем всех тащить в свою могилу? Мы хотим использовать шансы, которые появились в 21 веке. Тем более, что открытий в биологии старения всё больше.

Технологии, обеспечивающие супердолгую жизнь, могут на первом этапе оказаться доступны единицам. Но из этого следует задача создать доступное для всех бессмертие, а не лишение жизни всех, и бедных и богатых. Пока не сделаешь что-то для одного, не получится такое сделать для миллиардов.

Алекс Пёрлман заявляет:

«Вместо того, чтобы финансировать продление жизни, давайте профинансируем политиков, поддерживающих аборты, а также создание медицинских клиник и обучение акушерок».

Вместо того, чтобы говорить о правах богатых и образованных на то, чтобы ковыряться в сомнительной науке, давайте сначала сосредоточимся на том, чтобы каждый, независимо от класса или цвета кожи, мог чувствовать себя в безопасности на наших улицах».

Почему здесь написано «вместо»? Почему смерть миллиона человек от сердечно-сосудистых заболеваний менее важна, чем гибель тысячи человек на улицах? Разве не надо противостоять смерти в принципе, по какой бы причине она не происходила?

Неравенство возможностей отвратительно. Но задумывались ли вы, что именно пожилые люди — самый большой класс угнетенных людей. Старение — их надзиратель и палач. Оно приносит больше всего страданий и лишает человека всех возможностей: остроты и гибкости ума, привлекательности, физической силы, востребованности обществом.

Движение за радикальное продление жизни — это борьба за справедливость во всем мире, это новые возможности для всех людей.


Пёрлман пишет:

«Но я что-то не слышала, чтобы кто-то из тех, кто выступает за право человека жить вечно, также выступал за всеобщее бесплатное здравоохранение».

Ты просто ничего не знает про трансгуманизм. Идея объединения людей в борьбе со смертью принадлежит русскому философу Николаю Федорову. Это идея абсолютизации ценности человеческой жизни.

Мы выступаем против смерти по всем причинам, а уж тем более по причине отсутствия денег. Как раз победа над старением ведет к бесплатной медицине. Наша же задача — чтобы люди перестали болеть.

При этом Алекс Пёрлман не отрицает возможности радикального продления жизни, хотя пытается проиллюстрировать свои соображения не самыми удачными примерами:

Тот же Джордж Черч сам является не только справедливым критиком Лиз Пэрриш, но и, прежде всего, активным борцом за радикальное продление жизни.

Крионика не так уж безнадежна, если из замороженных эмбрионов уже родились миллионы людей. Просто это технически очень сложная задача.

В трансгуманизм записываются разные люди: есть очень странные, есть откровенные мошенники или люди чудовищно некомпетентные. Но всё-таки основная масса сторонников — рационально мыслящие люди, стремящиеся к всеобщему благу, победе над старением и смертью.

Не одна Алекс Пёрлман пытается использовать биоэтику, как оружие инквизиции. Я нахожу отвратительным её идею запретить людям жить, запретить бороться за свою жизнь.
Миша Батин