Трансгуманизм

Вижу немало в фейсбуке ёрнических замечаний, типа, сколько развелось вирусологов

А иногда прямое обращение к аудитории, что, мол, кто дебил, не понимает молекулярную биологию, пусть святое знание грязными руками не трогает.

Высокомерие — отличительная черта российских учёных. Хорошим тоном считается плюнуть в сторону популяризатора науки, мол, тот занимается недостойным делом. Где-нибудь в Америке такое поведение просто неприемлемо. Позиция «я умный, ты дурак» — дикость какая-то.

Причём такие специалисты пилят сук, на котором сидят или собираются сесть. Именно общественный интерес — локомотив изменений, та энергия, которая поможет увеличить масштабы исследований. Это же прекрасно, что люди интересуются, как устроены вирусы, иммунитет, воспаление. Сплошная ж польза.

Перед наукой стоит задача ликвидации безграмотности. Так сложилось (ой, тут целый трактат можно написать, почему), что знания молекулярной биологии не входят в культурный багаж современного человека. Там есть искусство, политика, футбол, а химии нет.

По идее, надо радоваться, что твоей работой заинтересовались миллионы. Бери пример с футболистов. Те не пренебрегают мнением болельщиков. Никакой футбольный клуб не скажет: «Идиоты, вы ничего не понимаете в футболе, не приходите, не смотрите и не оставляйте комментариев». Сидят комментаторы, ежесекундно объясняют, кто кому пас дал и зачем.

Спорим, вы назовёте с десяток фамилий футболистов и даже близко не назовёте фамилии ученых, которые сейчас на передовой борьбы с COVID-19?! Хотя казалось бы...

Всё-таки надо как-то меняться. Это не только для конкретной эпидемии будет полезно, но и потом. Жить-то мы собираемся дальше, а без науки не проживём. А та нуждается в социальном заказе, так как дело это дорогое. Построили стадион — значит, не построили институт.
Миша Батин Общественные изменения