Трансгуманизм

Сложно сказать, что может быть сейчас важнее открытых данных о старении

Ничего не может быть важнее. Все идеи слабее, чем организация открытых данных. Один маленький, очень маленький пример.

Посмотрите на картину, результаты анализов конкретного человека из группы Nestarenieru. Это, правда, супероткрытые данные, с указанной фамилией (такого не требуется и я замазал), но вот анализы «до и после» опубликованы.

Это уже что-то. Этого крайне мало, но дан хороший сигнал к сбору, публикации и анализу аналогичных данных.

На картинке нет описания терапии, её надо добавить и тогда данные будут лучше.

Мы не знаем из указанного документа, как изменились показатели работы печени, почек, воспалительный статус, липидограммы. Их надо добавить и тогда данные будут лучше.

Мы не знаем, как изменились данные у других людей, осуществляющих аналогичную интервенцию. Их надо добавить и тогда данные будут лучше.

Мы получили данные от пациента, если добавить подтверждение от врача и клиники, данные будут лучше.

Если будет произведен независимый контроль применения терапии, то данные будут лучше.

Если будут опубликованные рандомизированные (распределенные случайным образом) данные, то данные будут лучше.

Случись со мной такая бляшка или с моими знакомыми, я бы очень хотел иметь доступ к 1000 аналогичных случаев: у кого что было, кто как лечился и что получилось.

Можно было бы пойти к врачу с самым успешным опытом. Но, самое главное, такие открытые данные помогут ускорить организацию клинических исследований.

Мне интересно сопоставить изменения липидограммы, часов Хорвата, гликирования белков, воспалительного статуса, старения макрофагов под действием той или иной терапии или даже просто с течением времени. Если уж люди и так сдают анализы, пусть они в анонимном виде предоставляют свои данные многим научным группа от Сан-Франциско до Токио. Открытые данные могут такое сделать в секунду.

Я хочу особенно подчеркнуть, что я не призываю лечиться с помощью открытых данных, я утверждаю, что открытые данные приблизят нас к клиническим исследованиям терапии старения.

Понимаете, когда опубликованы данные по конкретному человеку, то сразу возникает квант пользы. Интересно же что он сделал, чтобы уменьшить бляшки, какая за этим наука и что произошло с другими людьми в аналогичной ситуации. Открытость добавляет объективности оценки происходящего.

Конечно, конечно, существует множество всяких описанных клинических случаев, клинических исследований и клинических рекомендаций по тем же заболевание сердечно-сосудистой системы. А вот по старению такого нет. Как изменяются важные параметры ассоциированные с продолжительностью жизни, со смертностью на большой выборке людей мы не знаем. Сможем узнать, если создадим проект «Открытые данные о старении».

Естественно такой проект стоит миллиарды долларов. Но, я вижу ясный путь от публикации нескольких случаев «до и после» к тотальному обобщению медико-биологической информации о старении человека.

Именно радикальной открытости не хватает многим аналогичным проектам, в том числе и нашим более ранним инициативам.


Какая перед нами сейчас задача? Подумать, как будет выглядеть «квант пользы». Какое минимальное действие уже работало бы на результат?
Открытые данные Стратегия Open Longevity Миша Батин