Трансгуманизм

Музей

Если бы мы с вами задумали создать музей Николая Федорова, то что это должно было быть?

В сборнике «Философия общего дела», изданном в 1913 году, в статье «Музей, его смысл и назначение» он пишет: «Музей есть собрание всего отжившего, мертвого, негодного для употребления; но именно потому-то он и есть надежда века, ибо существование музея показывает, что нет дел конченых; потому музей и представляет утешение для всего страждущего, что он есть высшая инстанция для юридико-экономического общества. Для музея самая смерть - не конец, а только начало; подземное царство, что считалось адом, есть даже особое специальное ведомство музея. 

Для музея нет ничего безнадежного, "отпетого", т.е. такого, что оживить и воскресить невозможно; для него и мертвых носят с кладбищ, даже с доисторических… Музей есть высшая инстанция, которая должна и может возвращать жизнь, а не отнимать ее».

« ...действие же музея должно иметь силу, действительно возвращающую жизнь, дающую ее. Это и будет, когда музей возвратится к самому праху и создаст орудия, регулирующие разрушительные, умерщвляющие силы природы, управляющие ими».

По Федорову музей — это машина воскрешения. Значит, строить Федоровский музей — это строить машину воскрешения. Какой здесь первый шаг? Да сам Федоров пишет об этом: сохранение памяти о человеке, об отцах. 

Знаете, где больше всего хранится памяти об умерших людях? В Фейсбуке. Фото, видео, важные события из жизни, мысли, идеи, желания. Единственное, этого крайне мало. 

У нас сейчас есть невероятная возможность записывать всю свою жизнь. Надо тысячекратно увеличить объем памяти о человеке. Прежде всего, мотивировав самого человека сохранять о себе больше сведений.

Как сказал Марат Гельман, сейчас у каждого появился шанс стать Пушкиным. В том смысле, что можно на столетия оставить память о себе, наиболее полную модель себя.

Задача музея — дать возможность посетителю сделать шаг в вечность в буквальном смысле, прежде всего, рассказав историю своей жизни. Экспонат, посетитель и художник — это одно и тоже для федоровского музея.

Для Федорова музей — это могила, но могила, работающая на оживление. В идеальном случае криокамеры с умершими людьми должны стать частью экспозиции. К сожалению, пока это не представляется реализуемым.

Первый шаг — это создание нечто такого, что побуждает посетителя оставить память о себе. 

У Федорова много идей, какой должен быть музей: он должен быть и действующей лабораторией, и обсерваторией, как символом изучения вселенной и её законов. Но об этом поговорим в следующий раз. Главное — это информация о человеке.

Мы должны создать некого Бога Тик-Тока. Как Тик-Ток заставил производить людей ещё больше контента, так должен быть сделан ещё один шаг, и ещё.

Секрет социальных сетей — ты можешь быть кому-то интересен. Ты уже интересен! Эта роль экспоната-художника-посетителя, она уже реализована социальными сетями, только не в полной мере. 

Почему Тик-Ток выстрелил? Там много предустановленных сервисов, удобно создавать новый музыкальный и танцевальный контент. 

Я думаю, вшитые опросники в сервис — такой следующий шаг для описания человека.

Да, прежде всего, музей Федорова должен быть цифровым, должен быть социальной сетью (общее дело всё-таки), цель которой — как можно в большей степени сохранить личность человека.

Миша Батин Искусство