Трансгуманизм

Если бы меня взяли в философы...

Если бы меня взяли в философы и попросили определить человека, идею человека, то я сказал бы, что человек — это прежде всего его смерть.

Судьба человека — путь к смерти. Жизнь — попытка избежать смерти. Сам человек возникает на очень короткий промежуток времени, а дальше его нет. Были миллиарды людей на планете, шёл исторический процесс, теперь их нет, живут другие люди и другими делами занимаются. На шкале времени нас практически не существует. Жизнь — миг между небытием.

28 октября 1903 года умер русский философ-космист Николай Фёдоров. Идея Фёдорова: человечество должно объединиться в борьбе со смертью. Он предлагал совместить науку, искусство, религию, чтобы победить смерть и оживить всех умерших. Всё это называлось Общим Делом.

В 20 веке «Общее дело» потерпело поражение. Люди построили печи для сжигания друг друга и торговые центры по сжиганию человеческого в человеке.

Всё, что я делаю сегодня, — это буквальная, шаг в шаг, попытка реализации идей Фёдорова. Каждый мой пост, каждая статья, каждая книга, каждое выступление, каждое интервью — о том, что смерть это плохо и люди должны объединиться в борьбе с ней.

Но это не только призыв, это предложение поиска и тестирования механизмов сотрудничества. А давайте так попробуем, а давайте теперь так, а ещё так не пробовали.

Сам Фёдоров не был Лениным, не был организатором, не представлял практическую сторону дела. Вот этот пробел нужно заполнить.

Опять же, Николай Федоров утверждал, что это экзамен. Смогут люди объединить в борьбе со смертью — они выживут, нет — нет.

Можем ещё вспомнить, что Фёдоров предлагал использовать музеи для дела оживления умерших. Собираем информацию, делаем цифровую копию человека — выглядит реалистично.

Именно Федоровский музей и надо создавать. Где рассказывалось бы о том, как человечество боролось со смертью, как делать это сейчас и где были бы размещены лаборатории.

Но, но, но. В первом предложении предыдущего абзаца нет подлежащего. Не понятно, кто в состоянии сделать такое.
Миша Батин