Биотех

Смотрите, какая есть проблема в исследованиях старения

Представьте, что вы учёный. Хотя, лучше представьте, что вы исследовательская группа. У вас компьютеры в офисе стоят, мокрую биологию вы аутсорсите. Вы изучаете старение, важные молекулярные пути. Скажем, Kloto, FOXO и mTOR. 

Предположим, вы научились, воздействуя на эти пути, увеличивать продолжительность жизни разным модельным животным. Скажем, на 25% у мышей и на 150% у червей. Примерно за 2-3 миллиона долларов такое возможно сделать. Миллион уйдёт на всяких юристов-финансистов ещё. 

Теперь вам надо проводить клинические исследования на людях. 

Есть такая проблема, что старение — это крайне медленный процесс. Сделаю допущение, что в период с 25 лет по 45 лет человек в среднем теряет 1% в год здоровья (дальше быстрее).

Предположительно ваша комбинация лекарств уменьшает эту скорость до 0,85%. Вот какие тут проблемы.

У вас нет болезни, на которой вы можете показать результат. Даже, допустим, вы бы могли за несколько лет показать замедление развития атеросклероза, но вы скорее всего не получите результат лучше статинов. Вы не можете обогнать существующие лекарства против конкретных болезней, даже имея системный оздоравливающий эффект. 
Мало того, вам ещё нужна и хорошая диагностика старения, чтобы КИ не растянулись на 40 лет, и не пришлось бы вашим внукам заканчивать эксперимент. И кто-то должен поливать это деньгами. 

Ученые пытаются идти против артрита, глаукомы, неалкогольной жировой болезни печени, но шансов немного, так как нужны колоссальные деньги, сотни миллионов долларов, а результат на большом заболевании можно и не увидеть. 

При этом инвестиции против конкретной болезни легко найти, а против старения — нет. Ещё раз подчеркну, лекарство от старости оно, скорее всего, не очень специфично, и его на одном заболевании сложно рассмотреть. Типа мы снизили стерильное воспаление, ну и чё? Как таблетку-то регистрировать? Соответственно, инвестор не понимает, как он вернёт свои деньги.

Именно по этой причине я всю дорогу утверждаю, что биотехстартапы непригодны для создания лекарства от старости. 

Бил Фалун запустил в Майами исследования за счёт пациентов. Но чё там происходит, не очень понятно. Я не увидел фокуса в прошлом году. Их позиция была примерно такой: жрите, что хотите, а мы посмотрим, что получится.

Тем не менее, я считаю, что такой путь (пациентские исследование) — единственно возможный. Когда люди сами оплачивают анализы, а задача организаторов — качественно собрать и обработать данные в рамках заданного дизайна. Проводить нужно и можно несколько исследований сразу. Но без пары миллионов долларов всё это не начнёшь. 

Например, запустил бы такое исследование, где с 99,99% вероятностью был бы успех. В качестве терапии — комбинация снижения калорийности питания и кардио нагрузки. А другое исследование про сенолитики с гипоксиями. 

Обсуждение комбинаций — отдельный разговор. 

Всё это бы делал без всяких патентов, но тогда 2 миллиона нужны как благотворительность. 

Мы в Open Longevity пару лет назад пытались начать с диеты. Но совсем без денег невозможно, и мы притормозили всё это дело в ожидании, что как-то их найдём. 
Сейчас этот подход можно использовать как профилактику тяжелых последствий COVID-19. Но тоже нужны ресурсы. 

К чему я это всё. Ну мало ли, что. Вдруг среди читателей найдутся люди с опытом в управлении проектами, пусть знают, что есть такое дело. 

А вот среди моих читателей точно есть такие, которые хотят создать сервис «загружаешь данные — система даёт рекомендации». Потому что мне каждую неделю пишут разные люди про эту оригинальную идею. Да-к вот, пока в мире не проведены клинические испытания на замедление старения, такой сервис невозможен. Потому что у него нет доказательств. Надо делать сначала то, что я говорю. А потом бежать создавать Теслу в мире Health-технологий.
Советы