Биология старения

А, собственно, почему нет лекарства от старости?

Помимо того, что мир безумен, какие ещё проблемы?

Нет нормальной животной модели для старения человека. Мыши могут оказаться мощным фильтром и отсекать то, что работает на человеке.

Нет доказательств на животной модели, плюс непонятна болезнь, которую лечим, плюс не показали на животных, что именно её лечим, вдобавок ещё и хотим пробовать на здоровых людях — всё это приводит к недоумению регулятора: «Вы вообще понимаете, куда пришли?»

Совершенно неясно, как и какое получить разрешение на клинические испытания. У тебя должно быть хорошее соотношение риск/польза, а тут пользу доказать сложно. Регулятору нужны животные модели, а ты будешь показывать данные биоинформатического поиска. 

А приматы — это супердорого. 

Таким образом, ты видишь какие-то наблюдательные исследование, что вот это и это снижает смертность, но собрать коктейль не можешь. Точнее, убедить кого-то финансировать это всё.

Дело в том, что нет ни одного примера, когда люди заработали на новом применении дженериков. То есть любой может продавать ваше лекарство, например, старый хозяин.
Попутно получается инфернальный бред с другой стороны — именно те лекарства, которые а) вдоль и поперёк исследованы на людях, типа метформина, б) быстрее всего проверить, так как не надо делать доклинику и безопасность, в большинстве случаев не находят финансирование.

А ещё нет биомаркера продолжительности жизни, который признала бы наука, врачи, регуляторы, страховые компании. 

Поэтому реальные первые КИ на продолжительность жизни надо проводить, доказав ещё и биомаркер. 

Самый яркий пример — проект TAME Нира Барзилая, который сейчас докажет отсрочку второй болезни метформином за 60 млн долларов, но это ничего не будет доказывать на счёт продолжительности жизни. Кстати, деньги у него от филантропов. История с метформином тянется уже 35 лет на минуточку. 

Чтобы кто-то собрал филантропические деньги, как Нир Барзилай, он должен обладать гигантским авторитетом, большим, чем Нир Барзилай, руководитель геронтологического отделения госпиталя имени Альберта Эйнштейна в Нью-Йорке. 

При этом группы из самых уважаемых исследователей старения собирались, последний пример — это Бостонская инициатива, но особого успеха что-то не видно. 

Ну а то, что сейчас происходит в Америке, вообще вычеркивает надолго из общественной повестки борьбу со старением.
Модельные организмы Клинические исследования